Премьера мюзикла «Шахматы» состоялась в Театре МДМ 17 октября 2020 года. Корреспонденты InterMedia побывали на одном из предпоказов спектакля.

Мюзикл «Шахматы» был написан британским либретистом Тимом Райсом и участниками ABBA Бенни Андерсоном и Бьорном Ульвеусом в начале 1980-х годов. Райс был так впечатлен страстями, разгоравшимися на шахматных полях в 1970-е, особенно в матчах с участием советских гроссмейстеров, что решил сделать игру героиней своего нового произведения. Он, конечно, был не первым, кто обращался к шахматам как игре и аллегории. До него в этом ряду были и Льюис Кэрролл, и Стефан Цвейг, и Владимир Набоков, и многие другие. О роли шахмат в мировой истории можно услышать в финальной арии мюзикла. Райс решил сделать шахматы отражением противостояния политических систем Востока (СССР) и Запада, поэтому путь мюзикла в первую оказался долгим и непростым. Поскольку среди героев просматриваются реальные советские шахматисты, а прототипами некоторых из них были перебежчики вроде Виктора Корчного, не только сам мюзикл, но и безобидные песни из него оказались под запретом в СССР. Даже перестройка не способствовала улучшению отношения властей к этой истории. И если, скажем, «Иисус Христос – суперзвезда» был поставлен в Москве уже в 1990 году (и на днях торжественно отметит 30-летие), то премьеры «Шахмат» пришлось ждать долгих 35 лет. Но продюсер компании «Московский Бродвей» Дмитрий Богачев известен тем, что всегда доводит до конца свои замыслы. И на воплощение этого (при участии режиссера Евгений Писарева) ушло более года.

Сама идея мюзикла «Шахматы» серьезным образом выбивается из обычного для жанра формата. Большинство классических мюзиклов – это сказки или романтические истории, довольно далекие от реальности. В «Шахматах» же переосмысляются настоящие события не самого далекого прошлого – 1970-80-х годов. Конечно, шахматные баталии тех лет стали лишь почвой для вдохновения Тима Райса, но вполне понятно, что от этой постановки не стоит ждать летающих роялей (хотя и есть приземляющийся самолет), яркой смены костюмов (в целом, они белые и серые) и безудержного канкана. Любовная линия играет тут скорее второстепенную роль, а на первый план выходят спорт и политика. Спеть и станцевать про политику и шахматы? Ну что ж, нет ничего невозможного.

В начале 1980-х годов двое шахматистов – амбициозный и скандальный американец Фредди Трампер (в котором поклонники игры могут узнать черты и поступки экс-чемпиона мира Бобби Фишера) и советский гений Анатолий Сергиевский встречаются в итальянском городке Мерано, чтобы сразиться за шахматную корону. Это не просто спортивный поединок, но и столкновение двух политических систем в разгар «холодной войны». Американец устраивает скандал, его подруга Флоренс Васси (британка родом из Венгрии, что важно) пытается уладить конфликт. В результате Сергиевский становится чемпионом, вдобавок к этому получает в награду и девушку своего соперника, а также становится невозвращенцем. Во втором действии, которое спустя год происходит в Бангкоке, теперь уже Сергиевскому надо защитить звание чемпиона в схватке с новым советским претендентом Леонидом Вигандом и дать в первую очередь себе ответ на вопрос «Что важнее: спорт или жизнь?»…

Если в первом действии шахматы кажутся лишь фоном для показа отношений героев и политических систем (на что намекают даже создатели постановки, когда во время поединка показывают на больших экранах параллельные кадры технических, культурных и спортивных достижений США и СССР), то во втором накал спортивных страстей способен захватить любого, даже совершенно равнодушного к ним человека. Тот клубок, в который сплетаются личные и общественные интересы всех персонажей, заставляет с замиранием сердца следить за фигурами на доске. Интересно, что авторы мюзикла воссоздали на сцене абсолютно реальные шахматные поединки, так что ляпов не должны найти даже эксперты.

Музыка из «Шахмат» вроде бы давно стала культовой среди меломанов, гармонии Бенни и Бьорна вполне узнаваемы, но довольно странно, что одни из главных хитмейкеров XX века не написали ни одного поп-хита, кроме разве что «One Night In Bangkok», который прославился в СССР благодаря каверу Сергея Минаева «Внутри Бангкока множество порока». Создатели русской версии мюзикла, похоже, не забыли об этом: один из танцоров и певцов номера, ярко открывающего второе действие спектакля, невероятно похож причёской на звезду 1980-х. При этом в целом ты понимаешь, что со сцены звучит очень качественная и красивая музыка, но нет желания ничего помурлыкать, покидая зал. Возможно, это стоит списать на тот факт, что Ульвеус и Андерсон писали музыку к «Шахматам» в момент распада ABBA. Их сотрудничество с Райсом началось в 1981-м, когда квартет готовил свой последний мировой тур, а закончилась работа над альбомом в 1984-м, когда эпоха главной шведской поп-группы завершилась. Желание как можно дальше отойти от попсовых хитов и написать настоящую большую музыку могло сыграть с композиторами именно такую шутку. Хотя нельзя не отметить невероятное жанровое разнообразие арий: тут есть и почти оперные номера, и рок-н-ролл, и фактически госпел, и упомянутый выше диско-номер, который мог бы украсить и репертуар ABBA (на что намекается и в тексте).

Тексты многих арий очень приближены к разговорной речи, что с одной стороны делает диалоги очень правдоподобными, почти лишенными мюзикловой условности, а с другой – несколько усложняет их восприятие. А финальная ария Сергиевского в первом действии выглядит не просто переводом, а ярким высказыванием автора русских текстов Алексея Иващенко на актуальные темы современной России, а не Советского Союза времен застоя.

Что касается танцев, то, конечно, это не самая сильная сторона постановки, в которой действуют в основном спортсмены и чиновники. Но кордебалет создает красивый фон для общения главных героев, а номер «Советская машина» показывает, что и советские кагэбешники и функционеры вполне способны сбросить серый пиджак и дать волю своим эмоциям.

В целом «Шахматы» — очень интересное явление, но подразумевающее, что его зритель должен быть не очень юн, политически, музыкально и спортивно подкован (хотя излишнее погружение в историю шахмат может стать скорее препятствием для восприятия чехарды прототипов главных героев, где Сергиевский, например, сочетает в себе черты биографий Карпова и Корчного). Впрочем, драматичный финал истории с высоты 2020 года уже для всех выглядит не столь убедительным, как 30 с лишним лет назад. Ведь зритель знает, что «железному занавесу» осталось существовать не так уж долго.

Екатерина Алексеева, Алексей Мажаев, InterMedia

Для участия в кастинге, напишите в комментариях, почему должны выбрать именно Вас