Дискуссия «Цифровое творчество: мультимедийные продукты, аудиовизуальные произведения» состоялась онлайн в рамках конференции Distant & Digital 8 октября 2020 года. В мероприятии приняли участие:

  • Геннадий Уваркин, модератор (к.ю.н., руководитель правового бюро «Омега»)
  • Евгений Сафронов (главный редактор информационного агентства InterMedia);
  • Константин Леонтьев (кандидат юридических наук, доцент, сотрудник Научного национального центра интеллектуальной собственности).

Эксперты с жаром представили свои точки зрения на цифровое творчество и его основные болевые точки.

Геннадий Уваркин (на фото) в начале дискуссии отметил, что для продуктивной дискуссии необходимо разделить два вида цифрового творчества:

  • цифровое искусство, где искусственный интеллект выступает в качестве инструмента при обязательном наличии автора-творца;
  • «творчество» компьютерных программ.

Тезис повлек за собой дискуссию о том, правомерно ли созданные компьютером произведения называть творчеством в привычном смысле этого слова. Евгений Сафронов предложил начать с раскрытия значения слова «творчество»:

— Это слово в русском языке настолько многогранно, что даже при переводе Creative Industries кто-то не решился использовать прямой перевод — творческие — и использовал слово «креативный», которое означает свойство человека или группы людей, но никак не индустрии, — отметил спикер. — Смысл же понятия «творчество» очень широк и в целом делится на две части. Первое — широкое понимание творчества как создание чего-то нового. Второе, более узкое — это художественное творчество, создание произведений. Техническое или промышленное творчество имеет практический смысл, направлено на освоение и преобразование среды, если хотите, вселенной — а вот художественное творчество не имеет практической ценности — это высший вид общения, межличностных коммуникаций. В ходе такого общения передаются не только сведения, но и художественные образы, произведения — ученые до сих пор не могут прийти к единому мнению в отношении этого процесса. Однако различия зафиксированы даже в IV части Гражданского кодекса РФ, при всем его несовершенстве — там изобретения, полезные модели, нау-хау и др. упоминаются отдельно от произведений. На мой взгляд, как раз создание произведений и следует называть художественным творчеством.

Теперь вопрос: может ли программа создать нечто подобное? Ведь программа сама по себе является результатом творчества — соответственно, автором результатов работы программы должен быть признан автор программы. Вот когда программа будет «сотворяться» сама по себе, сразу принимая решения о создании изобретений, селекционных достижений или опер, тогда — да. Но у нас нет ни одного примера такой программы, и я не сомневаюсь в том, что ещё много тысячелетий такого мы не увидим. Поэтому здесь, с моей точки зрения, вопрос абсолютно понятен: никакая программа, никакая модель, никакой искусственный интеллект не в состоянии создать самостоятельно решительно ничего. Автором всего, что выходит из-под пера, карандаша или, скажем, штепселя этой программы является ее создатель. Мы помним обсуждение вопроса авторства фото, на котором обезьяна себя сфотографировала, — очень долго пытались понять, кто же все-таки автор, ведь кнопочку нажала обезьяна, а фотоаппарат купил, зарядил и настроил фотограф. Можно сколь угодно спорить на эту тему, но я абсолютно уверен, что творчество доступно только людям.

Геннадий Уваркин вспомнил, как в феврале 2020 года два американских музыканта-программиста, решив покончить со спорами в области музыкального творчества, сделали программу, генерирующую все возможные MIDI-мелодии, оформили свои авторские права на эти треки и отказались от них в пользу профессиональных композиторов.

Константин Леонтьев высказал мнение, что на данном этапе невозможно вынести однозначное суждение относительно «творчества» компьютера, поскольку всякое определение опасно: крайне мало случаев, когда оно не может быть опровергнуто. Точно так же, по его мнению, нельзя дать определение понятиям “оригинальность” и “произведение”.

— Боюсь, что для случаев с результатами деятельности компьютеров придется придумать критерии, исходя из текущего положения, что субъектом авторского права может быть только физическое лицо, — заявил эксперт. — В одних случаях авторами такого произведения будут признаваться создатели программы, а других — лицо, использующее компьютер. Пограничные ситуации будут сложными. Но вопрос — исторический, и можно бесконечно спорить, является ли произведением «Черный квадрат» Казимира Малевича. Пока биологические существа будут нажимать на рубильник, критерием будет участие физического лица и его творческий вклад. Возможно, со временем ситуация изменится, и критерий творчества будет относиться не к созданию и отбору, как и в приведенном Геннадием Уваркиным случае с программистами. Во всяком случае, есть теория, что если посадить по периметру всей планеты обезьян с печатными машинками, они рано или поздно они напечатают «Гамлета». Вопрос лишь в том, кто отберет результат их творчества.

Следующий вопрос, который предложил Геннадий Уваркин для обсуждения — “Нужна ли для общества и экономики охрана результатов деятельности, созданных компьютером?” Приведя примеры творцов-рабов в Древнем Риме, которые не имели юридических прав, и дельфинов, которые нарисовали картину, ушедшую за большие деньги на аукционе, он подчеркнул, что ни тот, ни другой прецедент не ставит проблему охраны их прав. Обсуждение предлагалось провести с двух точек зрения: проблемы субъектности искусственного интеллекта и проблемы расширения границ авторского права и сужения границ доступа граждан к контенту.

Евгений Сафронов отметил, что в заданном вопросе не обозначен один необходимый параметр:

— За последние 100 лет население Земли выросло в 4 раза, и тенденция продолжается. Население растет за счет не самых образованных членов общества. А как охранять авторские права в обществе дикарей, честно говоря, надо думать. Совершенно точно охранять их надо, но прежними методами, скорее всего, не получится.

Константин Леонтьев заявил о необходимости определенности с юридической точки зрения.

— Вопрос лишь в том, сможем ли мы обеспечить эту определенность? Будет ли в ней заинтересована экономика, — заметил он. — Капитализировать творчество дельфинов было бы интересно, но насколько их нужно вводить как субъектов? И к тому же, какой лапой они будут подписывать договор? Я думаю, что пока достаточно использовать тот инструментарий, который уже есть, постепенно отрабатывая возможность добавления пограничных субъектов.

Геннадий Уваркин подвел итоги встречи, подчеркнув, что никто из экспертов не придерживается мнения, что компьютерам присуще творчество в узком смысле этого слова.

— Должно пройти немало времени, чтобы случился качественный скачок в развитии технологий, позволяющий искусственному интеллекту осознать себя и начать творить, исходя из внутренней, а не заданной извне потребности.

Участники дискуссии также сошлись на том, что для признания искусственного интеллекта, обезьяны и дельфина субъектами авторского права пока нет предпосылок.

Организаторами международной онлайн-конференции Distant & Digital выступили Ассоциация IPChain, Федерация интеллектуальной собственности (ФИС), Всемирная организация интеллектуальной собственности (WIPO) и международный коммуникационный бренд IPQuorum. Соорганизатор и партнер модуля LegalTech — Фонд «Сколково».

Денис Ступников, InterMedia

Для участия в кастинге, напишите в комментариях, почему должны выбрать именно Вас