Деловая сессия Forbes «Интеллект – ликвидный актив или вечный венчур?» прошла на площадке IPQuorum.Creative, организованной в рамках форума «Российская креативная неделя – 2020». Организатором стала Ассоциация IPChain. В обсуждении приняли участие:

– член правления Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), председатель Комитета по интеллектуальной собственности и креативным индустриям, президент Ассоциации IPChain Андрей Кричевский,

– президент Федерации по интеллектуальной собственности Сергей Матвеев,

– председатель совета директоров краудинвестинговой платформы Co-Fi, генеральный директор Российского авторского общества (РАО) Александр Сухотин,

– вице-президент РСПП, член правления РСПП, председатель Комитета по инвестиционной политике, институтам развития и экспортной поддержке Игорь Вдовин,

– глава Ассоциации специалистов предметного дизайна (АСПD) Анастасия Крылова,

– генеральный директор Союза композиторов России Карина Абрамян,

– управляющий партнер DPG Russia Алена Кремер.

Модератором выступил редакционный директор Forbes Николай Усков. Эксперты рассказали, можно ли измерять креативность, как сформировать устойчивый спрос на творческие продукты и когда креативные индустрии становятся привлекательными для инвесторов.

Андрей Кричевский сказал, что креативному бизнесу необходимо консолидироваться, чтобы вместе, с участием ответственных за развитие органов власти, создать комфортную среду для развития креативного предпринимательства. Он отметил, что среди множества стран, уже прошедших этот путь, особенно интересен опыт Великобритании. В этой стране сильные профессиональные ассоциации – производителей кино, дизайнеров, рекламистов, ИТ-индустрий – объединились в федерацию, затем создали вместе с правительством общественно-государственный Совет креативных индустрий, который готовит «секторальные соглашения», закрепляющие взаимные обязательства государства и креативного сегмента экономики. Такая форма консолидации, по его мнению, является наиболее яркой и эффективной:

– Креативные индустрии тесно взаимосвязаны, дизайн не может жить отдельно от музыки, кино, рекламы и так далее. Мы должны смотреть на весь творческий сегмент экономики в совокупности, но при этом понимать, сколь различны его составляющие. Я не горячий поклонник Британии, но их решения в сфере организации креативных индустрий – одни из лучших в мире.

Редакционный директор Forbes Николай Усков напомнил, что благодаря созданию особых условий для развития во многих странах доля креативных индустрий в ВВП достигла практически 9%, в то время как в России пока не дотягивает до 0,5%.

Сергей Матвеев заметил, что уровень «креативности» оценивать бессмысленно. Однако в тех случаях, когда результаты творчества за счет предпринимательской культуры работы с ними становятся экономическим активом, оценка вполне возможна:

– Если предприниматель вкладывает деньги в создание новых творческих результатов, будь то музыка, дизайнерские, технические решения, ИТ-платформы или элементы бренда, при определенном уровне инвестиционной культуры он соберет эти затраты и сформирует из полученных результатов нематериальный, но тем не менее – производственный актив. Чтобы защищать такие инвестиции, он будет пользоваться интеллектуальными правами, будет охранять свой продукт и используемые творческие результаты авторскими или патентными правами. Чем более успешен на рынке продукт, тем больше будет возрастать стоимость интеллектуальной собственности – как минимум она будет не меньше, чем объем понесенных затрат.

Игорь Вдовин скептически относится к подсчетам доли креативной экономики в нынешних российских условиях:

– У нас отсутствует устойчивый спрос. Для того чтобы сформировать его, нужно сделать хотя бы несколько систематических шагов. Полагаю, что развитие креативной экономики возможно главным образом за счет частно-государственного партнерства.

Даже при наличии спроса бизнес может быть недокапитализирован из-за недостаточного позиционирования и слабой видимости. Согласно исследованию Союза дизайнеров России, рынок российского предметного дизайна составляет около 3 трлн рублей в год, сообщила глава Ассоциации специалистов предметного дизайна (АСПD) Анастасия Крылова:

– У нас есть дизайн, но про него никто не говорит, никто не называет и не ощущает, что дизайн – самостоятельная и важная часть экономики. Никто не задумывается, что в каждом предмете, особенно качественном, красивом и удобном, есть творческая составляющая. Бизнес не осознает ценность предметного дизайна и важность интеллектуальных прав на дизайнерские решения. Небольшой завод в Твери каждый день отгружает 200–300 кроватей. И их ценность не в дереве и ткани, а в их дизайне. Просто об этом надо правильно говорить и не забывать, что часть стоимости этих предметов должна законно доставаться авторам-дизайнерам, – добавила она.

По данным J’son & Partners Consulting, выручка рынка музыкального стриминга в России в 2018 году составила 4,7 млрд рублей. По словам Александра Сухотина, музыка – индустрия, которая кардинально изменила в последние годы модель монетизации.

– В креативных индустриях есть сферы, которые еще долго будут оставаться венчурами и нуждаться в поддержке государства или меценатов. А есть сферы, в которых капитализация, объем оборота прав, объем интеллектуальной собственности настолько велики, что они вполне интересны с точки зрения инвестирования. Например, сфера аудиоконтента. Если раньше себестоимость производства и распространения контента была высока и люди действительно рисковали, вкладываясь в студию, музыкантов, тираж носителей, рекламу и так далее, то сегодня благодаря цифровым площадкам эти расходы, кроме расходов на маркетинг, кардинально сократились, – сказал он.

Он отметил, что именно эта трансформация – как в части схемы моделей монетизации, так и в части перехода преимущественно в онлайн – позволяет масштабно вовлекать интеллектуальную собственность в активный экономический оборот.

Генеральный директор Союза композиторов России Карина Абрамян предложила определить, что необходимо понимать под термином «культура», а что – под «креативными индустриями». Она также обратилась к теме меценатства, подчеркнув, что не всегда творчество может создать экономическую ценность сразу, иногда на это требуются многие десятилетия, и здесь очень важно помогать таланту:

– Надежда фон Мекк поддержала Чайковского. Благодаря ее финансовой помощи композитор смог покинуть место профессора в консерватории и полностью посвятить себя сочинению произведений.

Эксперт привела пример Франции, где на поддержку концертной индустрии было выделено 200 млн евро, и немецкой компании Siemens, создавшей премию и фонд для поддержки композиторов, благодаря которому молодые музыканты получат до 40 тыс. евро в год на поддержку своего творчества. «Хотелось бы, чтобы государство поддерживало культуру, а креативным индустриям создавало нормальные условия для коммерциализации результатов творчества», – сказала Абрамян.

Как отметила Алена Кремер, интеллектуальная собственность – ключевой инструмент любого креативного бизнеса, однако если авторское право, особенно в цифровой среде, работает хорошо, то получить более сильную правовую охрану в режиме промышленного образца или товарного знака бывает очень непросто:

– В рекламной деятельности много проблем. В первую очередь они связаны с регистрацией интеллектуальных прав. Это можно сделать только через патентного поверенного, причем обходится минимум в 40–50 тыс. рублей, а физические лица вообще пока лишены прав на товарные знаки. Многие фрилансеры просто не могут себе такого позволить

Завершая дискуссию, редакционный директор Forbes Николай Усков отметил, что Россия может пойти по британскому или по сингапурскому пути развития креативных индустрий, но так или иначе участие государства должно выражаться скорее в адекватном регулировании и создании нормальной среды развития творческого предпринимательства, чем в прямом финансировании.

Для участия в кастинге, напишите в комментариях, почему должны выбрать именно Вас