2019, «Издательские решения»

Оценка: 6 из 10.

У журналиста и медиаменеджера Евгения Додолева выходит в год по несколько книг. Секрет такой продуктивности заключается вовсе не в нечеловеческой работоспособности писателя — а в большом «бэк-каталоге», накопленным Додолевым за время руководства издательским домом «Новый взгляд». Книга про Иосифа Кобзона — это компиляция из новых и старых интервью, а также культурологических размышлений, прямого отношения к заглавному герою не имеющих.

В основу «пристрастных заметок медиаидеолога» легло последнее интервью Иосифа Кобзона, записанное для авторской программы Евгения Додолева «Семейный альбом» (телеканал «Россия») за год до кончины певца. Без этого материала книга смотрелась бы совсем бледно — впрочем, в позднем интервью Иосиф Давыдович тоже не был склонен сильно откровенничать. Цитаты из этой беседы перемежаются (на мой взгляд, довольно хаотично) с высказываниями других персонажей, например, Олега Газманова, а также с биографическими справками о них. В книге много фото Кобзона, но хватает и «посторонних» снимков — редакция почему-то сочла необходимым давать крупные фотографии упоминаемых лиц, в том числе Черчилля, Оруэлла и т.п.

Те читатели, которые ждали от книги какого-то масштабного портрета и посмертного осмысления феномена и биографии Иосифа Кобзона, останутся разочарованными. Вместо осмысления предложены перепечатки интервью разных лет, из которых, как ни странно, наиболее интересным выглядит материал Андрея Ванденко, опубликованный в «Новом взгляде» в 1993 году. Ванденко спросил и про парик, и про Гурченко, и про мафию — похоже, что за следующую четверть века никто больше не пытался задавать Кобзону резкие вопросы. Следом, впрочем, идёт ещё одно интервью Ванденко, уже от 1995 года, когда Иосиф Кобзон якобы попал в опалу у президента Ельцина. Этот текст любопытен только в качестве своеобразного документа эпохи — можно вспомнить, что были такие Ельцин, Лужков, Кержаков и Руцкой, а Иосиф Давыдович не хотел, чтобы его взорвали в машине, и заставлял водителя в ней ночевать. Но в основном Кобзон во всех подробностях рассказывает, как он пытался прорваться к Ельцину или Кержакову, чтобы «всё объяснить», и из сегодняшнего дня эти драматические коллизии, выглядят примерно столь же актуальными, как восстание гёзов в Нидерландах XVI века.

Но это ещё не всё. Закончить книгу Евгений Додолев решил собственной культурологической статьёй «Вместо послесловия», имеющей довольно опосредованное отношение к Иосифу Кобзону, и материалом Кирилла Разлогова, где «нет ни слова о Кобзоне, однако этот текст (по мнению автора книги. — Прим. InterMedia) грамотно формирует контекст данных записок о столь неординарной фигуре нашего истеблишмента». Читатель расшифрует данную сентенцию следующим образом: фигура Кобзона столь неординарна, что о ней мы рассуждать не берёмся, а вместо этого опубликуем отвлечённый текст о «новых варварах» и их отношению к культуре. При всём уважении к Додолеву и Разлогову это совсем не то, что хотелось бы прочитать в книге под названием «Свой Кобзон».

Алексей Мажаев, InterMedia

Для участия в кастинге, напишите в комментариях, почему должны выбрать именно Вас